Руководство к Познанию Законов

Руководство к Познанию Законов.rar
Закачек 1235
Средняя скорость 7392 Kb/s

Руководство к Познанию Законов

Сперанский, М.М. Руководство к познанию законов / Соч. графа Сперанского. — СПб. : Тип. Второго отделения Собственной Е.И.В. канцелярии, 1845. — 171 с., 1 л. портр.

Тип материала: монография

Год издания: 1845

Место издания: СПб.

Издательство: Тип. Второго отделения Собственной Е.И.В. канцелярии

Язык публикации: русский

Количество страниц: 177

Коды ГРНТИ: 10.07.21

Сведения об авторах

Годы жизни: 1772, 1 (12) января — 1839, 11 (23) февраля

Место рождения: с. Черкутино Владимирской губ.

Направления деятельности: государство и право; юридические науки,политика; политические науки

Сперанский Михаил Михайлович (1772-1839) — общественный и государственный деятель времён Александра I и Николая I, реформатор и законотворец. Почетный член АН (с 1819). Михаил Михайлович Сперанский родился 1 (12) января 1772 года во Владимирской губернии в селе Черкутино. В 1791 окончил в Петербурге Александро-Невскую семинарию. С 1797 — на государственной службе. В 1803-1807 — директор департамента министерства внутренних дел. Составил несколько проектов государственных реформ (важнейший — «Записка об устройстве судебных и правительственных учреждений в России», 1803). С 1807 -. Читать далее

1. Три рода сил действуют во вселенной: силы физические, силы умственные и силы нравственные. Общее начало их в Боге.

17. Преклонность воли иначе называется нравом . Нрав, усиливаясь навыком, может обратиться в постоянное склонение воли к известному роду побуждений; сие именуется нравственностью воли.

21. Совесть есть чувство нравственного добра и зла . Разум понимает их различие; он знает, что способствует первообразным союзам и что их нарушает; но совесть одна может их чувствовать.

39. Правда есть или всеобщая, или особенная (общежительная справедливость), приспособленная к месту, ко времени и к той степени нравственного порядка, на коей народ стоит. Сие приспособление не изменяет существа правды, она всегда одна и та же, но определяет только образ ее действия сообразно обстоятельствам.

I. Они суть: или естественные, или общежительные.

51. Совесть указует правду и долг ее; власть верховная посредством законов возвещает также правду и долг ее в порядке общежительном. Власть законодательная.

52. Совесть правит волею посредством одобрения и упрека. Верховная власть правит общежитием посредством наград и понуждений. Власть правительственная.

82. В самом начале общежития, в составе семейственном, мы различили уже два союза, два рода отношений: отношение детей к родителям — союз власти и повиновения; и отношение детей, как членов семейства, между собою — союз равенства и взаимности. В то же время мы приметили, что сии два союза, проходя чрез все последующие периоды общежития, получают наконец полное свое образование в составе государственном. Тут, с одной стороны, власть родительская преобразуется во власть верховную, а повиновение обращается в подданство, а с другой — отношения членов семейства заменяются отношениями сограждан между собою. Следовательно, в государстве есть два союза; один из них именуется государственным, другой — гражданским.

83. Где союз, там есть право и обязанности; посему в государстве есть права и обязанности государственные и есть права и обязанности гражданские.

90. Хотя в союзе государственном долг подданства лежит на всех подданных вообще и для всех равно обязателен, но участие их в составе учреждений и в составе сил правительственных, по различию способностей, не может быть для всех равным. Отсюда право состояний и пятый разряд законов государственных — Законы о Состояниях.

91. Наконец , твердость обоих союзов, как государственного, так и гражданского, требует, во-первых, общего надзора за непременным исполнением законов, во-вторых, мер исправления и наказания в случае их нарушения; отсюда два разряда законов (шестой и седьмой) — Законы Полиции и Законы Суда как исправительного, так и уголовного.

96. В сих кратких словах заключаются два положения: 1) что Империя Российская есть монархия, в коей все стихии державного права соединяются в особе императора; 2) что они соединяются во всей полноте их и пространстве, и следовательно, Империя есть чистая монархия. Двумя словами, весьма многозначительными, выражается в наших законах полнота верховной власти: самодержавием и неограниченностию.

97. Слово самодержавие имеет два разных смысла. Когда оно прилагается к государству, то оно означает независимость государства от всякой посторонней власти. В сем смысле все государства независимые могут быть названы государствами самодержавными. Когда оно прилагается к особе государя, то оно означает соединение всех стихий державного права во всей полноте их, без всякого участия и разделения. Посему все государи в чистых монархиях могли бы именоваться самодержцами; но именование сие в особенности присвояется монархам российским по следующему историческому событию.

105. В том и другом порядке, когда лицо, по степени ближайшее к наследству, при открытии его не находится в живых, то место его занимают и в степень его вступают его дети, внуки и другие их нисходящие по порядку степеней. Сие называется правом представления (заступления).

Первый случай можно назвать единонаследием по избранию, второй есть единонаследие по первородству.

115. Не прежде как в 1797 г. положен конец сим недоумениям. Закон 1797 г. содержит в себе два акта: один о наследии престола, другой учреждение Императорской фамилии. Первый акт составлен был в 1788 г. и подписан в С. Петербурге января 4 дня того же года как государем, так и государынею и потом уже скреплен 5 апреля 1797 г. подписью на подлиннике: Верно, Павел. Второй акт, учреждение, подписан апреля 1797 г. Оба сии акта в тексте названы Законами Фундаментальными; оба изданы в день коронации, провозглашены в Московском Успенском соборе при особом торжестве, тогда же совершившемся, и тут же в ковчеге положены для хранения на престоле.

117. С порядком наследия престола соединены следующие предметы: 1) совершеннолетие, 2) вступление на престол, присяга, коронование, титул и герб, 3) вера самодержца, 4) отношения членов царствующего дома к самодержцу.

126. Вслед за восшествием на престол обыкновенно объявляется всенародно титул императорский в особенных, для сего издаваемых формах. Титул состоит из двух частей; в первой словами император и самодержец всероссийский изображается существо и пространство верховной власти; во второй подробным поименованием городов и областей означаются те страны, на кои власть сия простирается. В древности титул признаваем был существенною частию верховного обладания и потому с крайнею строгостию, особливо во внешних сношениях, был оберегаем; ныне, хотя по достоверности прав споры о титулах не могут уже иметь места, тем не менее они принадлежат к существу Основных Законов и определяются у нас в ст. 37 и 38.

127. Сокращение титула представляет государственный герб. Выше были означены исторические его изменения. Он определен в 39-й статье Основных Законов.

Законы составляются и рассматриваются в установлениях законосовещательных, а повеления — в установлениях правительственных. Законы получают силу свою от верховной власти всегда непосредственно, какую бы форму они ни имели; повеления исходят так же от верховной власти, но иногда они исходят непосредственно, иногда же посредством мест и властей, ею учрежденных. В законах власть верховная действует в порядке законодательном, а в повелениях она действует в порядке верховного правления.

133. Выше было означено, что законы вообще определяют право или обязанности и что все они разделяются на государственные и гражданские; в том и другом роде есть законы, определяющие право прямо и непосредственно, и есть другие, кои служат только средствами к действию первых, кои постановляют только постоянный и общий образ их исполнения. Первые суть законы коренные, вторые — распорядительные(reglementaires).*

140. От верховного правления различается собственно так называемое управление (administration). Власть верховная правит (gouverne) установлениями, ею учрежденными, а установления управляют (administrent) делами, им вверенными по уставам их и учреждениям. Управление прилагает законы к данным случаям; когда же случай не определен в законе, тогда он причисляется к чрезвычайным, и порядком, для сего установленным, восходит на разрешение верховной власти.*

143. Основные Законы, в общем их составе, именуются Государственным Уставом (Constitutio). Устав сей может действовать и без письмен, положения его могут быть начертаны во нравах и обычаях, могут храниться в установлениях и без хартии. Хартии не всегда суть истина.

149. Все подданные государства равно обязаны повиновением; но стихии державной власти — законы и правительство — могут требовать или от всех без различия одинаковых повинностей, одинаковой службы, одинаковых податей, или же могут допустить некоторые различия, могут дозволить, разделив подданных на сословия, дать некоторым сословиям преимущества пред другими, установить в общем законе некоторые изъятия. Сии изъятия и сии преимущества суть то, что называется преимуществами в праве состояний (privileges).

150. Следовательно, подданство может быть образовано двояким образом: без преимуществ в праве состояний или с преимуществами.

155. Выше было нами замечено, что при переходе общежития из второй степени в третью, когда разные роды слагались в один гражданский состав, управляемый одною главою, начальники родов не могли совершенно утратить всего прежнего их достоинства, не могли смешаться с простым народом, но должны были сохранить некоторую часть прежних их прав, образовать особое состояние родовой почетности, состояние людей именитых. К сему состоянию присоединились потом другие знаменитости, важные заслуги, и особенно военные подвиги; они не умирали с лицом, но, переходя к потомству, основали новые роды. Так образовалась первая знаменитость — знаменитость родовая (aristocratie de naissanсе (аристократия по рождению (фр.))). К возвышению ее способствовали два обстоятельства: 1) младшие ветви владетельных домов мало-помалу срастались, так сказать, с нею или сами собою, или посредством брачных союзов; 2) знаменитость рода сопрягалась большею частию с обладанием обширных земель, в коих одних в начале стояли все прочные богатства.

156. В чем могли состоять преимущества родовой знаменитости? Без сомнения, в участии в правлении, в учреждениях и в составе сил государственных. Но сие участие может быть установлено двояко: с властию ограниченною и с ответственностию или же с полновластием и без точной ответственности. В первом случае участие есть просто должность, и сила преимущества состоит только в пространстве личного доверия; во втором, напротив, участие есть раздел самого державного права. В первом случае все стихии сего права, в полноте их, остаются соединенными в лице государя; во втором не только часть законодательства, но и часть самого правления, часть состава правительственных сил, переходит в руки родовой аристократии.

165. В монархиях чистых, где все стихии державного права соединяются в одной руке, каждая из сих именитостей заключается в пределах, ей свойственных. Отношения их между собою могут быть то союзны, то неприязненны, по обстоятельствам; но доколе власть государя тверда, дотоле они все ей покорены, и состязание их между собою производит движение жизни, а не борьбу разрушения. Превращения начинаются тогда, как рука, держащая стихии верховного права, ослабеет, когда она не в состоянии будет замыкать разные аристократии в свойственных им пределах и когда они от взаимных состязаний между собою перейдут к состязанию с самою верховною властию.

166. Рассмотрим цель и направление аристократии в монархиях смешанных. Здесь два случая могут иметь место.

Второй случай. Когда монархия чистая переходит в монархию смешанную, тогда состав законодательного установления может иметь два различных вида. Если переход совершился посредством превращения (revolution), с уничтожением родовой аристократии, тогда исчезает всякое существенное различие в составных частях установления, тогда разделение его на два разряда есть разделение искусственное, не имеющее никакого твердого основания.* Если, напротив, переход совершился посредством преобразования и с сохранением родовой аристократии, тогда есть две составные части и есть основание к распределению их на два разряда.**

167. Участие законодательных установлений в державном праве есть трояко.

170. Если бы цель общежития состояла в том, чтобы оградить и возвысить материальные выгоды некоторых сословий, как-то: класса родовой именитости, класса промышленного, класса наук и знания, тогда нет сомнения, что, допустив сии классы к участию в державном праве посредством их представителей, цель государства была бы достигнута. Но мы видели выше, что она состоит не в том, чтоб некоторые отдельные сословия народа одни преуспевали в выгодах, скопляли бы или расточали большие богатства, но в том, чтоб весь народ постепенно подвигался к добру, к нравственному совершенству, находя в законах равную защиту и покровительство в произведениях своего труда и собственности. Но весь народ не может принадлежать к аристократии. Какое же ручательство в назидании его польз может ему представить законодательное сословие? Выборы? Но кто будут избиратели? Если все без изъятия (suffrage universel (всеобщее избирательное право (фр.))), то законодателем будет чернь; если не все, но некоторые, то гражданские добродетели будут ценимы известным количеством франков или гиней дохода. Не странно ли предполагать, что тот, кто имеет 500 франков дохода, непременно будет более любить отечество, более радеть о народных пользах, будет лучшим законодателем, нежели тот, кто имеет 400 франков?*

171. И на сем-то основании воздвигаются все надежды наилучшего законодательства. К сожалению, опыты нигде доселе не оправдали сих ожиданий; напротив, законодательные сословия, вновь учрежденные, везде возвысили и отяготили подати или долги, умножили прямые и косвенные налоги, родили новые нужды, расплодили новые желания и, не доставив никакого существенного блага, усилили мечтания лжеименной свободы.


Статьи по теме