Рассказ Срезал Шукшин Краткое Содержание Слушать

Рассказ Срезал Шукшин Краткое Содержание Слушать.rar
Закачек 2024
Средняя скорость 5642 Kb/s

Рассказ Срезал Шукшин Краткое Содержание Слушать

К старухе Агафье Журавлёвой приехал сын Константин Иванович. С женой и дочкой. Проведать, отдохнуть. Подкатил на такси, и они всей семьёй долго вытаскивали чемоданы из багажника. К вечеру в деревне узнали подробности: сам он — кандидат, жена тоже кандидат, дочь — школьница.

Вечером же у Глеба Капустина на крыльце собрались мужики. Как-то так получилось, что из их деревни много вышло знатных людей — полковник, два лётчика, врач, корреспондент. И так повелось, что, когда знатные приезжали в деревню и в избе набивался вечером народ, приходил Глеб Капустин и срезал знатного гостя. И вот теперь приехал кандидат Журавлев.

Глеб вышел к мужикам на крыльцо, спросил:

Получалось, что мужики ведут Глеба, как опытного кулачного бойца.

Кандидат Константин Иванович встретил гостей радостно, захлопотал вокруг стола. Расселись. Разговор пошёл дружнее, стали уж забывать про Глеба Капустина. И тут он попёр на кандидата.

Кандидат искренне засмеялся. Но засмеялся один и почувствовал неловкость. Позвал жену: «Валя, тут у нас какой-то странный разговор!»

Теперь засмеялся Глеб.

На кандидата было неловко смотреть, он явно растерялся. Мужики отводили глаза.

Глеб усмехнулся и не торопясь вышел из избы. Он не слышал, как потом мужики, расходясь от кандидата, говорили: «Оттянул он его. Дошлый, собака. Откуда он про Луну-то знает. Срезал». В голосе мужиков даже как бы жалость к кандидатам, сочувствие. Глеб же Капустин по-прежнему удивлял. Изумлял. Восхищал даже. Хоть любви тут не было. Глеб жесток, а жестокость никто, никогда, нигде не любил ещё.

Повествование начинается с приезда Константина Журавлева, кандидата наук, с женой и дочерью. Журавлев, теперь городской житель, приехал к матери, старухе Агафье, чтобы навестить ее и заодно отдохнуть в родной деревне.

Ближе к вечеру, селяне собираются после работы у дома местного жителя Глеба Капустина. Капустин прославился своим умением «срезать» любого, по меркам местных, «знатного», бывшего выходца из села. Все вместе они отправляются в гости к интеллектуалу Журавлеву. Издалека компания идущих выглядит так, словно «ведут опытного кулачного бойца»: стало известно, что по соседству объявился соперник, «некий новый ухарь».

Журавлев встречает аборигенов тепло, усаживает за стол, но беседа не перерастает в вечер воспоминаний, как ожидалось. Очень быстро она становится напряженной. Глеб ведет себя довольно агрессивно, хотя и без грубости — что называется «держит марку». Капустин многословен, «политика» его проста – выдавать на одно слово оппонента пять. Якобы апеллируя к учености Журавлева, Капустин ставит того в тупик неожиданными, часто не связанными друг с другом вопросами – например, о первичности духа и материи, о понятии невесомости, о «проблеме шаманизма» на территориях Севера. Загнанный таким напором в угол кандидат теряется, хотя еще пытается отвечать гостю доброжелательно. Однако разговор становится абсурдным, в основном, конечно, по вине Капустина.

Это «зрелище» явно нравится местным, ведь они уже не раз становились очевидцами того, как Глеб, психологически давя на оппонента, «щелкает его по носу», чтобы он «не задирался выше ватерлинии». «Скромнее надо быть, дорогие товарищи», — заключает Капустин. Когда же жена Журавлева интересуется, в чем именно проявилась, по его мнению, их нескромность, Глеб, как обычно уходя от прямого ответа, отвечает назидательно: мол, вот останетесь одни и задумайтесь на досуге.

Позже, в обсуждении увиденного и услышанного, мужики жалели «срезанного» беднягу и восхищались Глебом, но в целом капустинская демагогия служила только средством увеселения. Это был своего рода «народный театр», простой, без изысков. И «жертвой» этого балагана обычно выступал выскочка, интеллигент, хлюпик, отчего-то добившийся в жизни большего. Такова в первую очередь была позиция Капустина, маскировавшая скрытую зависть: «А то слишком много берут на себя».

В свое время рассказ «Срезал» вызвал активную критику и обсуждение в литературных кругах. Мнения спорящих разнились, особенно если речь заходила о главном герое рассказа — Глебе Капустине. Кто-то посчитал, что с ним можно связать свежее социальное явление, уникальное для 1970-х годов, и Глеб выступил как представитель толпы болтунов, «паразитирующих на том, что называют информационным взрывом». Другие же критики, напротив, утверждали, что Глеб вместе с остальными селянами – сторона, пострадавшая от «чванства» горожан, и его поза обусловлена всего лишь желанием показать, что и они тоже не лыком шиты. Образу Глеба приписывали и признаки ницшеанства, и гордость носителя «морали рабов». Капустина преподносили и как некий шарж на Степана Разина, который своим поведением указывает на возникшую и ширящуюся пропасть между городом и деревней.

Рассказ Василия Шукшина «Срезал» был написан и опубликован в журнале «Новый мир» (1970 г.), а позже включен в прижизненные сборники автора «Характеры» (1973 г.) и «Беседы при ясной луне» (1974 г.).

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Шукшин. Все произведения

Срезал. Картинка к рассказу

Сейчас читают

Роман начинается со вступления, где автор повествует нам о своей находке. Это были записи Джонатана Пью, который описал жизнь одной женщины, жившей в конце XVII века.

Любознательные азиаты Узбек и Рика покидают родину и отправляются путешествовать. Они переписываются между собой и своими друзьями. В одном из писем Узбек рассказывает другу о причине побудившей его уехать

Анатолий Приставкин рано лишился родителей и вкусил всю прелесть жизни беспризорников. С группой таких же подростков он исколесил всю Россию. Его тяжелое детство прошло полосой по всему творчеству писателя.

Бассанио, благородный, но бедный венецианец, просит у своего друга, богатого купца Антонио, взаймы три тысячи дукатов для сватовства к богатой наследнице Порции из Бальмонта. Антонио, все деньги которого вложены в заморские операции

Pыбака Игнатьича односельчане уважали за его ум и готовность всем помочь, однако отмечали отсутствие искренности в его поступках. У героя было какое-то особенное чутье, позволившее ему стать самым умелым рыбаком в округе.

Из небольшой деревни Новой вышло много «знатных» людей: один полковник, два лётчика, корреспондент… Односельчане гордятся именитыми земляками, но испытывают и некоторую деревенскую ревность к вышедшим в видные фигуры горожанам. Пусть они не слишком задаются, пусть знают, что и те, кто остался в родной деревне, тоже не лыком шиты!

Василий Шукшин, автор рассказа «Срезал»

Приезжая погостить на родину, знатные люди обычно собирают односельчан на застолье по случаю приезда. Жители Новой любят, чтобы во время таких встреч кто-нибудь из деревенских «срезал» городского: поставил его в тупик замысловатыми речами и каверзными вопросами, показав превосходство простых селян над образованными горожанами. Мастером красиво «срезать» городских грамотеев считается в селе Глеб Капустин – белобрысый мужик, любитель читать газеты и смотреть телевизор.

После приезда очередного знатного земляка мужики из Новой собираются на крыльце у Капустина и ведут его на посиделки к приезжему как опытного кулачного бойца, предвкушая удовольствие послушать, как Глеб срежет горожанина.

На сей раз к старухе Агафье Журавлёвой приезжает на отдых сын Константин Иванович, кандидат наук, с женой Валентиной, тоже кандидаткой. Вечером того же дня Агафья накрывает для односельчан стол. Во главе деревенских мужиков к Агафье приходит и Глеб Капустин. Сев за угощение, он сразу начинает «подбираться к прыжку».

Написанный с искрометным юмором диалог между «дошлым» Капустиным и кандидатом наук Константином Ивановичем составляет центр рассказа Шукшина «Срезал». Капустин, черпающий свои «познания» из обрывков услышанных из радио- и телепередач новостей, с успехом противопоставляет городской эрудиции деревенскую смекалку.

Заводя разговор с «кандидатом», Глеб вначале интересуется, что думают современные мыслители о «первичности духа и материи» – не «наблюдается ли по этому поводу растерянности среди философов»? Константин Иванович начинает смеяться. Чувствуя, что попал пальцем в небо, Глеб ловко переводит беседу на «проблему шаманизма в отдельных районах Сибири». Замявшийся кандидат наук не сразу находится с ответом. Все больше переходя в наступление, Капустин спрашивает, соответствует ли истине «предположение, что Луна лежит на искусственной орбите и внутри её живут разумные существа»? Ведь люди стали летать на Луну, и может получиться, что «в один прекрасный момент разумные существа не выдержат и вылезут к нам навстречу». Капустин осведомляется у кандидата: знает ли он способ, чтобы земляне и лунатики смогли при встрече понять друг друга. Опешивший Константин Иванович вновь не находит, что сказать. Глеб тогда предлагает оригинальное и простое решение:

– Я предлагаю: начертить на песке схему нашей солнечной системы и показать ему, что я с Земли, мол. Что, несмотря на то что я в скафандре, у меня тоже есть голова и я тоже разумное существо. В подтверждение этого можно показать ему на схеме, откуда он: показать на Луну, потом на него. Логично? Мы, таким образом, выяснили, что мы соседи…

Торжествуя полную победу над образованными горожанами, Капустин ставит им на вид: «надо хотя бы газеты читать – кандидатам это тоже не мешает. Деревенских сейчас не удивишь, если прикатишь на такси и вытащишь из багажника пять чемоданов. Мы тут видели и кандидатов, и профессоров, и полковников. Так что почаще спускайтесь на землю. Ей-богу в этом есть разумное начало».

Василий Шукшин. Срезал. Читает П. Шкалов

Застолье у Агафьи едва не переходит в скандал. Ошеломлённый Константин Иванович называет Капустина «типичным демагогом-кляузником». Глеб парирует это утверждением, что в жизни не написал ни одной анонимки, и советует супругам кандидатам впредь быть «немного собраннее и подготовленнее перед выездом в народ – а то легко можно в дураках очутиться».

Капустин с горделивым достоинством выходит из избы, а восхищённые односельчане потом долго вспоминают, как он «оттянул» и «срезал» городского кандидата.


Статьи по теме