Печатные книги в 17 Веке

Печатные книги в 17 Веке.rar
Закачек 3967
Средняя скорость 1392 Kb/s

Печатные книги в 17 Веке

ПЕРВАЯ ПЕЧАТНАЯ КНИГА

книгопечатание ксилография искусство графический

1 марта 1564 года повелением Ивана Грозного и благословением митрополита всея Руси Макария, на Руси вышла первая точно датированная книга «Апостол». Книга создавалась в типографии Ивана Федорова и Петра Мстиславца, которые вошли в историю как русские первопечатники. Выбор «Апостола» для первого издания государственной типографии был неслучаен: «Апостол» в Древней Руси использовался для обучения духовенства. В нем заключены первые образцы толкования учениками Христа Святого Писания. Отпечатанная Иваном Федоровым и Петром Мстиславцем первая датированная книга стала образцом для последующих изданий. Работа над «Апостолом» велась в течение года с 19 апреля 1563 года по 1 марта 1564 года. Для напечатания необходимо было отлить шрифты, сделать оборудование. Продолжительное время заняла и подготовка текста «Апостола». Он был отредактирован при участии митрополита Макария.

Первопечатный «Апостол» отличает высочайшая редакторская культура. В нем не обнаружено ни одной орфографической ошибки, подчистки или опечатки. Исследователей продолжают восхищать высокохудожественные гравюры, филигранный рисунок шрифта, оригинально выполненные заставки и прекрасное качество двухкрасочной печати. Иван Федоров сам резал и отливал буквы, гравировал рисунки и заставки, редактировал и набирал текст и печатал весь «завод» — около 1200 книг. Известно несколько более ранних московских изданий, но они не содержат выходных данных и упоминаются как «анонимные». В полиграфическом смысле «Апостол» Ивана Фёдорова выполнен на более высоком профессиональном уровне.

ПЕЧАТНАЯ КНИГА В XVII ВЕКЕ

В Московской Руси XVII в. имело место весьма своеобразное явление: книгопечатание здесь не было официально запрещено, но было монополизировано государством, которое присвоило себе право быть единственным печатником в стране. Все московские книгопечатники состояли на царской службе. До конца XVII в. книгопечатание в Московской Руси производилось в четырех пунктах: в Москве, в Александровой слободе (XVI в.), в Нижнем Новгороде и в Иверском монастыре. Первое десятилетие XVII в. было прямым продолжением XVI в., на московском Печатном дворе работало три «избы». Продолжал свою деятельность Андроник Тимофеев Невежа; после его смерти (ок. 1603г.) во главе дела стал сын — Иван Андроников Невежин. В течение 1601—1611 гг. Невежины напечатали 10 изданий: Часовник, Служебник, Псалтырь, Постную и Цветную триоди, Апостол и Минеи на сентябрь — декабрь.

Во второй «избе», организованной в 1605 г., мастером был человек разносторонних способностей Анисим Михайлов Радишевский. Происходил он с Волыни, возможно, учился типографскому ремеслу у Ивана Федорова. В 1586 г. Анисим Михайлов перебрался в Москву и стал работать на Печатном дворе «печатных книг переплетным мастером». Организовав свою «избу», Радишевский в 1606-1610 гг. выпустил в свет превосходно оформленное Четвероевангелие и большой по объему (1266 л.) Устав церковный.

Мастером третьей «избы» был Никита Федоров-Фофанов, выпустивший в 1609 г. Минею общую. В 1611 г., во времена польско-шведской интервенции, как о том рассказывает «Сказание известно о воображении книг печатного дела», «печатный дом и вся штамба того печатного дела от тех врагов и супостат разорися и огнем пожжена бысть». Фофанов вывез свою «избу» в Нижний Новгород. Здесь в 1613 г. он напечатал тетрадь из 6 листов (12 страниц) — так называемый Нижегородский памятник, найденный и опубликованный А. С. Зерновой. В следующем году типография из Нижнего Новгорода была перенесена в Москву, и Никита Фофанов 5 июня 1614 г. приступил к печатанию Псалтыри, вышедшей в свет 6 января 1615 г. С этого времени печатание в Москве шло бесперебойно.

В 1612 г. для Боярской думы была составлена «смета, во что станут две штанбы печатные, сделати два стана на фряское дело», документ, содержащий перечисление типографского оборудования. К 1620 г. типографию отстроили на старом месте, на Никольской улице. Здесь соорудили большую каменную палату у городовой стены, несколько деревянных хором. Мастера со своими «штанбами» постепенно переселились на вновь отстроенный Печатный двор.

Важнейшим событием в истории русского книгопечатания является замена ремесленной типографской мастерской предприятием мануфактурного типа. Старые печатные мастера были универсалами. Они резали пунсоны, лили шрифты, гравировали формы для иллюстраций и орнаментики, сами могли набирать текст, тискать его, подчас и сами переплетали готовые книги. Элементы разделения труда содержатся в смете 1612 г. Наряду с мастером упоминаются словолитец, знаменщик (художник), резец (гравер), столяр и кузнец. Ни наборщиков, ни печатников в этой смете нет. Документы 20-х годов свидетельствуют о росте разделения труда: на каждый стан, кроме мастера, полагалось 2 наборщика, 4 печатника — «тередорщика» и 5 «батыйщиков», наносивших краску на форму. Несколько лет спустя одного из батыйщиков поставили разбирать использованный набор. Родилась новая специальность — «разборщик».

В XVII столетии на московском Печатном дворе применялось несколько шрифтов, или «азбук», которые носили имена изготовивших их мастеров. Никита Фофанов отлил азбуку, которая называлась «никитинской», в 1687 г. она была возобновлена украинским словолитцем Арсением и получила название «арсениевской». «Осиповский» шрифт был назван по имени его мастера Осипа Кириллова. Мастер Кондрат Иванов изготовил пунсоны и матрицы «большого евангельского» шрифта. Отлил «азбуку» словолитец Иван Сильной. Впервые она была применена в Четвероевангелии 1627 г. Это — основной шрифт Москвы XVII в.

Основным полиграфическим оборудованием московского Печатного двора были ручные печатные станы. Изготовлялись они на самом дворе — в «столярне». В Государственном историческом музее сохранилась исключительно точно изготовленная модель печатного стана. Основой служили два дубовых стола с горизонтальными перекладинами. На перекладинах крепилась «нажимная снасть», вертикальный металлический стержень, «прас», с винтовой нарезкой и заостренным нижним концом — «паятником», который передавал давление нажимной плите — «пияму». «Прас» поворачивали с помощью рукоятки — «куки». Для подъема «пияма» при обратном движении «куки» на «прасе» предусмотрен пустотелый металлический куб — «орех», закрепленный диском — «торелью». К ушкам «ореха» веревками привязывался «пиям». Сам же «орех» ходил вверх и вниз в квадратном пазе средней перекладины печатного стана. Печатную форму помещали в «ковчег» — деревянный ящик, установленный на выдвижной доске. На «ковчеге» был подвешен «тимпан» — металлическая рама, затянутая кожей. Сюда перед печатью помещали чистый лист бумаги. Для защиты полей листа служил «фрашкет» — вырезанная из пергамента и укрепленная на металлической основе рамка. Для нанесения краски на печатную форму использовались «матрицы» — кожаные подушки с деревянными рукоятками. Подушки набивали конским волосом. Перед печатанием листы бумаги смачивали, накладывая их на влажный холст. Оттиски высушивали, развешивая их на веревках.

Известные нам книги XVII в. по содержанию распадаются на три группы. К первой относятся книги литургические, церковнослужебные, или культовые. Эти издания по оформлению представляют обособленную группу. Неизменным признаком церковнослужебных книг является двухцветная печать, черная и красная; технология двухцветного печатания в Москве XVII в. остается прежней, федоровской. Вторую группу составляют книги, предназначенные для благочестивого чтения и изучения вне церкви; третью группу — книги совсем не религиозного содержания.

Азбук за последние две трети XVII в. было напечатано восемь изданий, в первой трети — ни одного, так как основной книгой, по которой шло обучение грамоте, была Псалтырь. Содержание московских букварей XVII в. восходит к букварям виленской и львовской печати.

Жизнь на московском Печатном дворе была полна страстей, нетерпимость порождала частые ошибки, недоразумения, вызывавшие поклепы и наветы, кончавшиеся обвинениями в ереси и преследованиями. Редактирование книг в XVII в. было делом отнюдь не безопасным. Чем более желали быть правоверными, тем фатальнее погрязали в заблуждениях. Нередко случалось, давали благословение на издание книги, а спустя некоторое время выносили ей осуждение как неправоверной, начинали ее переделывать путем замены листов или же перепечатывали целиком.

Политика книгоиздательства Москвы в XVII в. определялась, естественно, не только церковною, но и светской государственною властью, правительством определенного царствования. В 1645 г., после смерти царя Михаила, стали намечаться две линии. Первую, церковную линию проводил патриарх Иосиф, представителем второй линии был молодой царь Алексей и его окружение; результатом явилось расширение тематики издаваемых книг. Всего в XVII в. в Москве было напечатано семь книг вполне светского содержания; три были изданы в молодые годы царя Алексея. Их изданием книгопечатание впервые было поставлено на службу основным государственным потребностям: в послесловиях к книгам светского характера не упомянуто о «благословении» патриарха; в книге монаха Смотрицкого оно дается. Естественно, что первою заботой государства, окруженного со всех сторон агрессивными соседями, была забота о военной обороне. Борясь с западными армиями, приходилось идти в ногу с западной военной наукой. Чтобы не отстать от нее, перевели немецкую книгу Вальхаузена под заглавием «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей» и напечатали в самом спешном порядке (с 1 июня по 26 августа 1647 г.). Выпуск издания задержался из-за того, что печатание гравированных на меди таблиц пришлось производить в Голландии, так как в Москве техника глубокой печати еще не была освоена. Вышло издание в 1649 г. с особым титульным листом, гравированным в Голландии на меди по рисунку Григория Благушина.

Линия развития старого московского книгопечатания определяется двумя точками: в первой точке, в конце XVI в., оно служит главным образом целям размножения литургических текстов; во второй, в конце XVII в., оно начинает освобождаться от этой исключительности и стоит в преддверии того, чтобы сделаться носителем общекультурных и научных ценностей. Интерес истории московского книгопечатания заключается в процессе его постепенного отхода от первоначального церковного импульса, в процессе его обмирщения, секуляризации, раскрепощения от уз теократической церковности. Процесс этот является частью общего культурного развития русского общества, но в памятниках печати он сказывается особенно наглядно.

Книжное дело России в XVII веке

В XVII в. рукописное книжное дело на Руси продолжало развиваться и играло крупную роль в русской культуре и просвещении.

Центром производства рукописных церковно-служебных книг был и по-прежнему монастыри. Деловая письменность представляла различные делопроизводственные документы и акты и находилась в ведении особой системы приказных учреждений и института площадных подьячих, выполнявших нотариальные функции.

По сравнению с предшествующим веком, численность писцов-профессионалов возросла. В XVII в. число светских писцов достигло 45. Одной из форм организации труда писцов-ремесленников были мастерские. Например, в художественных мастерских Посольского приказа работали златописцы — художники, писцы, переплетчики, которые выполняли в основном заказы царского двора и Посольского приказа, но иногда принимали заказы и частных лиц.

Существовали в России в XVII в. и частные мастерские, объединявшие книготорговцев и художников. Работа писцовых мастерских характеризовалась разделением труда — каждая рукопись составлялась несколькими мастерами.

Введение книгопечатания в Московском государстве, как уже отмечалось, не привело к ликвидации рукописного способа производства книг. Вплоть до XVIII в. рукописная книга в России была распространена все еще более широко, чем книга печатная. Для этого существовал ряд причин. Это и несовершенство ремесленной техники книгопечатания, и дороговизна печатной книги по сравнению с более дешевой рукописной; это и влияние церкви, которая длительное время регламентировала чтение, в том числе, печатной книги, — факт, характерный не только для России. «В тех случаях, когда по тем или иным обстоятельствам печатная книга не могла удовлетворить общественного интереса, на помощь приходила книга рукописная, не связанная столь тесно с цензурно-политическим контролем, существовавшим за печатным словом».

Основные типографии. В XVII в. крупнейшим и, по существу, единственным в Московском государстве издательским центром был Печатный двор в Москве. На протяжении столетия он строился, разрастался, росла выпускаемая им печатная продукция.

В первое десятилетие XVII в. в Москве работали три типографские «избы». После смерти в 1602 г. Андроника Невежи во главе Печатного двора стал его сын — Иван Андроников Невежин.

В 1605 г. на Печатном дворе была открыта вторая «изба». В ней работал «печатных книг переплетный мастер» Анисим Михайлович Радищевский. Родом с Волыни, он, возможно, учился типографскому ремеслу у самого Ивана Федорова. Во главе третьей «избы» стоял мастер Аникита Федорович Фофанов. Таким образом, уже в первое десятилетие XVII в. в Москве существовали три печатных станка, каждый из которых имел своего мастера. Печатались в них церковно-служебные книги: евангелия, минеи, церковный устав.

Во время польско-литовского вторжения «печатный дом и вся штамба того печатного дела от тех врагов и супостатов разорился и огнем пожжена бысть. ».

В это тяжелое для страны время книгопечатание продолжалось в Нижнем Новгороде. Сюда из Москвы перебрался Аникита Фофанов. В 1613 г. он напечатал небольшую брошюру (тетрадь), так называемый «Нижегородский памятник», в послесловии к которой рассказывается о вторжении польской шляхты в русскую землю и чинимых злодеяниях. Автор выражает радость по поводу освобождения родины от вражеских войск и возрождения Московского государства.

В 1614 г. Московский Печатный двор был восстановлен, и на нем возобновил свою деятельность вернувшийся из Нижнего Новгорода Аникита Фофанов.

Во втором десятилетии XVII в. ремесленная стадия развития книгопечатания, когда почти все производственные операции выполнялись одним лицом, уступает место мануфактурной — с присущими ей специализацией и разделением труда. На Печатном дворе работают в это время наборщики, разборщики, тередорщики (печатники), батырщики (накладывали краски на наборную форму), резчики пунсонов для отливки литер, словолитцы, переплетчики, знаменщики (украшали «подносные» экземпляры, предназначенные для царя и его ближайшего окружения). Одним из главных учреждений Печатного двора становится правильня с большим штатом справщиков, чтецов и писцов, на которых была возложена «справа», т.е. корректура и редакция печатавшихся книг. Правильня следила также за тем, чтобы печатались только те книги, которые были одобрены церковью и соответственно исправлены. Среди справщиков было немало высокообразованных для своего времени людей: Федор Поликарпов, Сильвестр Медведев, Епифаний Славинецкий, Арсений Суханов и др.

В начале 30-х гг. XVII в. на Печатном дворе появился новый мастер — Василий Федорович Бурцов-Протопопов. Он руководил особым отделением типографии и именовался «подьячим азбучного дела». С 1633 по 1642 г. он выпустил 17 книг.

В конце 70-х гг. в Троицкой башне Кремля была устроена так называемая «Верхняя» дворцовая типография. Это была личная типография царя, работавшая под руководством известного ученого, поэта и драматурга Симеона Полоцкого. В отличие от других типографий, она имела право издания книг без специального на то разрешения патриарха. За четыре года своей работы — с 1679 по 1683 г. — «Верхняя» типография выпустила шесть книг, в том числе несколько сочинений самого Симеона Полоцкого («Псалтырь рифмованная», «История о Варлааме и Иосафе», «Обед душевный», «Вечеря душевная»).

Помимо Московского Печатного двора в XVII в. существовала типография в Иверском монастыре Новгородской области. Сюда, по повелению патриарха Никона, в 1655 г. была переведена печатня Кутеинского монастыря (близ города Орши). В течение 1658-1665 гг. в Иверской типографии были напечатаны три небольшие книги и царская жалованная грамота Иверскому монастырю. В 1665 г. типография была переведена в Новый Иерусалим (Истра).

С 1647 по 1679 г. работала типография в Новгороде Северском. В ней было напечатано несколько изданий на славянском и польском языках, самым значительным из которых был «Анфилагион». В 1680 г. она была переведена в Чернигов.

Тематика и типы изданий. В XVII в. тематика рукописной книги становится все более разнообразной — она начинает постепенно утрачивать свой специфический религиозный характер, становится более светской и близкой к жизни. В московском обществе усиливается интерес к естественнонаучным и гуманитарным знаниям. В рукописных списках получают распространение оригинальные русские и переводные сочинения по истории и географии. Интерес к естественнонаучным знаниям нашел свое отражение в так называемых «травниках» — своеобразных лечебниках с описанием трав, их исцеляющих свойствах и способах их сбора. В XVII в. развивается интерес к общим вопросам биологии. Появились переводные сочинения, посвященные земледелию и животноводству. Значение, которое имели для хозяйственной практической деятельности точные календарные исчисления, породило интерес русских людей к астрономии. В середине XVII в. появились первые изложения взглядов Коперника на мир («Позорище всея Вселенные, или Атлас новый», «Селенография» и др.). Среди рукописных книг имелись произведения, дающие сведения из области механики, физики, химии. Отметим также появление рукописных книг технического содержания — по химической технологии и горному делу, по военной технике. Замечательным памятником русской рукописной книги технического характера является «Устав пушечных и других дел, касающихся до военной науки», одним из составителей которого был уже известный нам типограф и знаток военной техники Анисим Радищевский.

Рукописная книга отразила развитие русской исторической мысли. Изложение событий конца XVI и начала XVII в. содержится в книге «Новый летописец», написанной ок. 1630 г. Ряд произведений описывают исторические события прошлого, в частности, присоединение Сибири («Сибирские летописи»).

В рукописях распространялось подавляющее большинство литературных сочинений XVII в. Наряду с историческими повестями получили хождение произведения легендарного характера, бытовые повести («История о российском дворянине Фроле Скобееве», «Повесть о Горе-Злочастии»). Появились первые драматические сочинения на русском языке, написанные силлабическими стихами. Автором их был Симеон Полоцкий. Большое место среди литературных произведений занимала сатира, обличавшая пороки дворян и духовенства, изображающая нищету и бесправие народа («Азбука о голом и небогатом человеке», «Повесть о Шемякином суде», «Служба кабаку»). Во второй половине XVII в. широкое распространение в России получили переводные сборники нравоучительных повестей и рассказов: «Великое зерцало», «Звезда пресветлая», «Римские деяния».

К XVII в. относится появление первых русских (пока еще рукописных) периодических листков. Это так называемые «Куранты», или «Вести». Иногда их называли также «Столбцы». Названные так потому, что они писались на длинных — в несколько метров — узких листах бумаги, «столбом», т.е. сверху вниз. Читались «Куранты» вслух царю в присутствии небольшого числа приближенных бояр. Главное внимание они уделяли военным событиям за рубежом, придворной жизни, торговле и различным происшествиям. В «Курантах» встречаются сведения о Московском государстве, почерпнутые чиновниками Посольского приказа из зарубежной почты: о расколе («великой смуте о вере»), о стрелецком бунте, о борьбе украинского народа за независимость. Самые ранние, не сохранившиеся номера московских «Курантов» относятся к 1621 г. Первое время они составлялись в одном экземпляре как дипломатический тайный документ. В последние два десятилетия XVII в. их переписывали уже в нескольких экземплярах, и они постепенно стали утрачивать свой секретный характер. «Куранты» существовали до 1701 г., послужив основой для первой русской печатной газеты «Ведомости».

В отличие от рукописной книги, разнообразной по тематике, содержание печатных книг XVII в. определялось, главным образом, потребностями церкви. «Апостолы», «псалтыри» все еще составляют основную массу продукции Московского Печатного двора.

В то же время изменения в жизни московского общества — развитие хозяйства, государственного управления, сдвиги в культуре и просвещении — приводят к некоторым важным переменам и в издательской деятельности Печатного двора. Прогрессивным фактором следует считать выпуск сочинений, предназначенных не для собственно церковной службы, а для повседневного чтения. В эту группу входят сочинения церковных писателей Ефрема Сирина, Иоанна Златоуста и др.: сборники, составленные из произведений византийских писателей, украинских и русских авторов. Сюда же нужно отнести и «Пролог» — обширное собрание житийных и нравоучительных статей. Как сборники (или точнее, «соборники»), так и «Пролог» пользовались большой популярностью у русского читателя. Московское издание «Пролога» 1641 г. явилось первой русской печатной книгой для чтения.

Особую группу изданий XVII в. составляют буквари и азбуки, предназначенные для обучения чтению и письму. Их основной текст состоял из молитв, но в то же время они носили на себе отпечаток педагогической и литературной индивидуальности издателя.

Начало изданию букварей в Москве положил Василий Бурцов-Протопопов. В 1634 г. им был издан печатный «Букварь». Первое его издание очень быстро разошлось, и уже в 1637 г. книга была переиздана. Во втором издании, кроме церковных текстов, были помещены вирши о целях и методах учения. «Букварь» или «Азбука» Бурцова интересна также и тем, что в ней впервые в русской печатной книге XVII в. была помешена гравюра светского содержания — фронтиспис, на котором изображена сценка наказания провинившегося ученика.

В середине XVII в. спрос на печатные буквари заметно возрос. Они часто переиздавались большими для своего времени тиражами. Один из самых интересных букварей XVII в. — «Букварь словенороссийских письмен» Кариона Истомина. В нем впервые был применен метод запоминания букв с помощью картинок. Букварь был издан для Алексея, сына Петра I. Весь текст награвирован на меди в 1694 г. Леонтием Буниным. Кариону Истомину принадлежит также другой примечательный букварь, отпечатанный в 1696 г. обычным типографским способом.

В 1648 г. вышло первое московское издание «Славянской грамматики» Мелегия Смотрицкого. Московское издание было дополнено отрывками из сочинений Максима Грека и примерами грамматического разбора предложений. Для своего времени это было серьезное научное сочинение, которым пользовались вплоть до XVIII в. «Славянская грамматика» — одна из семи светских книг, изданных в Москве в XVII в. В их числе — «Учение о хитрости ратного строения пехотных людей» — переводе немецкого руководства по военному делу Вальхаузена. Книга большого формата с 35 медными гравюрами и сплошным награвированным титульным листом по рисунку Григория Благушина. Напечатана в 1647 г. Гравюры в ней были выполнены по особому заказу царя Алексея Михайловича в Голландии.

В 1649 г. выходит в свет первое печатное издание свода русских законов «Уложение царя Алексея Михайловичам. Развитие торговли, усиление влияния купечества вызвали появление таких специальных книг, как «Грамота о таможенных пошлинах» (1654 г.), «Считание удобное (1682 г.), предназначенных для людей «купующих и продающих». В 1699 г. в Москве была издана последняя светская печатная книга XVII в. — «Учение о строении пеших полков».

Влияние внешних факторов не могло не сказаться на развитии образования, науки и культуры. Большинство населения страны было безграмотным, отсутствовало женское образование, в школе обучали лишь азам грамоты и основам православия. Но, несмотря на все это, в XVII веке не умирает книжное дело — продолжается создание рукописей и выпуск печатных книг.

Следует отметить, что в целом тенденция развития печатного дела в России носила противоположный характер от тенденции европейской. Если в Европе превалировала деятельность частных типографий, то в России монополистами книжного издательства были государство и церковь.

Еще одной особенностью развития книжного дела стало то, что заметную роль в начале XVII века играла рукописная книга. Печатные и рукописные книги существовали вместе, зачастую оказывали влияние друг на друга. Одним из способов этого влияния являлась переписка печатных изданий, когда писцы подражали образцам печатных изданий.

В начале XVII века начинает издаваться первая рукописная газета «Куранты», редактировавшаяся в Посольском приказе. Материал, служивший основой для газеты, отбирался путем обработки сведений заграничных посольств, а также информации, содержавшейся в иностранных газетах и журналах.

В первой четверти XVII века издательство печатных книг происходило главным образом в Московской типографии, однако после захвата столицы польскими интервентами центр книгопечатания переместился в Нижний Новгород.

Прослеживая динамику выпуска печатных изданий в первой половине XVII веке, заметим, что объем выпуска книг не превышал 100 книг за десятилетие. Как уже было отмечено выше, основную массу из них занимала церковная литература. Самой известной книгой духовного содержания были «Прологи», которые были предназначены не только для религиозного воспитания, но и для общего образования, так как помимо житий святых и поучений содержали исторические и географические сведения. Помимо книг религиозного содержания, в Москве были изданы переводы некоторых иностранных сочинений, выполненные иностранцами, проживавшими в Москве. Это говорит о наметившейся тенденции к расширению тематики выпускаемых печатных изданий. [11]


Статьи по теме