Краткое руководство к Красноречию М в Ломоносова

Краткое руководство к Красноречию М в Ломоносова.rar
Закачек 1882
Средняя скорость 2285 Kb/s

Краткое руководство к Красноречию М в Ломоносова

Для того чтобы быть хорошим пропагандистом и популяризатором науки, надо владеть словом, особыми приёмами привлечения внимания слушателей. Ведь недаром же на одной лекции мы сидим, не шелохнувшись, стараясь не пропустить ни слова докладчика, а на другой — вздыхаем, зеваем, смотрим на часы. Качество лекции зависит от мастерства выступающего, а оно, в свою очередь, — от умения владеть аудиторией.

Ораторскому искусству можно научиться. Для желающих овладеть им М. В. Ломоносов и написал своё «Краткое руководство к красноречию», которое имело принятое по тем временам такое длинное название: «Краткое руководство к красноречию. Книга первая, в которой содержится риторика, показующая общие правила обоего красноречия, то есть оратории и поэзии, сочинённая в пользу любящих словесные науки». (Вторая и третья книги М. В. Ломоносовым написаны не были). Во введении учёный пишет: «Красноречие есть искусство о всякой данной материи красно говорить и тем преклонять других к своему об оной мнению. К приобретению оного требуются пять следующих следствий: первое — природные дарования, второе — наука, третье — подражание авторов, четвертое — упражнение в сочинении, пятое — знание других наук». Пересказать подробно «Краткое руководство к красноречию» М. В. Ломоносова трудно, так как этот объёмистый труд содержит около трёхсот страниц текста. На них — различные риторические правила; требования, предъявляемые к лектору; мысли о его способностях и поведении при публичных выступлениях; многочисленные поясняющие примеры.

Отметим основные положения, указанные учёным, которые не потеряли своего значения и в наши дни. «Риторика есть учение о красноречии вообще. В сей науке предлагаются правила трёх родов. Первые показывают, как изобретать оное, что о предложенной материи говорить должно; другие учат, как изобретённое украшать; третьи наставляют, как оное располагать надлежит, и посему разделяется Риторика на три части — на изобретение, украшение и расположение». М. В. Ломоносов говорит о том, что выступление должно быть логично построено, грамотно написано и изложено хорошим литературным языком. Он подчёркивает необходимость тщательного отбора материала, правильного его расположения. Примеры должны быть не случайными, а подтверждающими мысль выступающего. Их надо подбирать и готовить заранее. При публичном выступлении («распространении слова») «наблюдать надлежит:

1. чтобы в подробном описании частей, свойств и обстоятельств употреблять слова избранные и убегать (избегать) весьма подлых, ибо оне отнимают много важности и силы и в самых лучших распространениях;

2. идеи должно хорошие полагать напереди (ежели натуральный порядок к тому допустит), которые получше, те в середине, а самые лучшие на конце так, чтобы сила и важность распространения вначале была уже чувствительна, а после того отчасу возрастала».

Далее М. В. Ломоносов пишет о том, как пробудить в слушателях любовь и ненависть, радость и страх, благодушие и гнев, справедливо полагая, что эмоциональное воздействие часто может оказаться сильнее холодных логических построений. «Хотя доводы и довольны бывают к удовлетворению о справедливости предлагаемыя материи, однако сочинитель слова должен сверх того слушателей учинить страстными к оной. Самые лучшие доказательства иногда столько силы не имеют, чтобы упрямого преклонить на свою сторону, когда другое мнение в уме его вкоренилось. Итак, что пособит ритору, хотя он своё мнение и основательно докажет, ежели не употребит способов к возбуждению страстей на свою сторону. А чтобы сие с добрым успехом производить в дело, то надлежит обстоятельно знать нравы человеческие. от каких представлений и идей каждая страсть возбуждается, и изведать чрез нравоучение всю глубину сердец человеческих. Страстию называется сильная чувственная охота или неохота. В возбуждении и утолении страстей, во-первых, три вещи наблюдать должно:

1. состояние самого ритора;

2. состояние слушателей;

3. самое к возбуждению служащее действие и сила красноречия.

Что до состояния самого ритора надлежит, то много способствует к возбуждению и утолению страстей:

1. когда слушатели знают, что он добросердечный и совестный человек, а не легкомысленный ласкатель и лукавец;

2. ежели его народ любит за его заслуги;

3. ежели он сам ту же страсть имеет, которую в слушателях возбудить хочет, а не притворно их страстными учинить намерен».

Чтобы воздействовать на аудиторию, лектор должен учитывать возраст слушателей, их пол, воспитание, образование и множество других факторов. «При всех сих надлежит наблюдать время, место и обстоятельства. Итак, разумный ритор при возбуждении страстей должен поступать как искусный боец: умечать в то место, где не прикрыто». Произнося слово, надо сообразовываться с темой выступления, подчёркивает М. В. Ломоносов. В соответствии с содержанием лекции необходимо модулировать голос, повышая или понижая его так, чтобы «радостную материю весёлым, печальную плачевным, просительную умильным, высокую великолепным и гордым, сердитую произносить гневным тоном. Ненадобно очень спешить или излишнюю протяжённость употреблять, для того что от первого слова бывает слушателям невнятно, а от другого скучно».

Во второй части «Краткого руководства к красноречию» М. В. Ломоносов говорит об украшении речи, которое состоит «в чистоте штиля, в течении слова, в великолепии и силе оного. Первое зависит от основательного знания языка, от частого чтения хороших книг и от обхождения с людьми, которые говорят чисто». Рассматривая плавность течения слова, М. В. Ломоносов обращает внимание на продолжительность словесных периодов, чередование ударений, воздействие на слух каждой буквы и их сочетаний. Украшению речи способствует включение в неё аллегорий (иносказаний) и метафор, метонимий и гипербол (преувеличений), пословиц и поговорок, крылатых выражений и отрывков из известных сочинений. Причём всё это надо употреблять в меру, добавляет учёный.

Последняя, третья часть «Руководства» называется «О расположении» и повествует о том, как надо размещать материал, чтобы он произвёл наилучшее, наисильнейшее впечатление на слушателей. «Что пользы есть в великом множестве разных идей, ежели они не расположены надлежащим образом? Храброго вождя искусство состоит не в одном выборе добрых и мужественных воинов, но не меньше зависит и от приличного установления полков». И далее М. В. Ломоносов на многочисленных примерах поясняет сказанное.

Посмотрим теперь, как сам учёный на практике применял вышеизложенное в своих публичных выступлениях. Современники свидетельствуют, что М. В. Ломоносов был выдающимся ритором. Это признавали даже его недруги. Враг учёного Шумахер писал одному из своих корреспондентов: «Очень бы я желал, чтобы кто-нибудь другой, а не господин Ломоносов произнес речь в будущее торжественное заседание, но не знаю такого между нашими академиками. Оратор должен быть смел и некоторым образом нахален. Разве у нас есть кто-либо другой в Академии, который бы превзошел его в этом качестве». Здесь сквозь явное недоброжелательство просматривается невольное признание риторических способностей. «Слова» и «Речи» учёного всегда привлекали множество слушателей и проходили с неизменным успехом. Известный русский просветитель Н. И. Новиков вспоминал, что слог М. В. Ломоносова «был великолепен, чист, тверд, громок и приятен», а «нрав он имел веселый, говорил коротко и остроумно и любил в разговорах употреблять острые шутки». В качестве иллюстраций ораторского искусства Ломоносова, его умения образно и интересно рассказывать об успехах и достижениях науки, понятно объяснять дотоле неизвестное. Рассмотрим два примера. Первый — «Слово о пользе химии, в публичном собрании императорской Академии наук сентября 6 дня 1751 года говоренное Михаилом Ломоносовым». Начинается оно так: «Рассуждая о благополучии жития человеческого, слушатели, не нахожу того совершеннее, как ежели кто приятными и беспорочными трудами пользу приносит. Приятное и полезное упражнение, где способнее, как в учении, сыскать можно? В нем открывается красота многообразных вещей и удивительная различность действий и свойств. Им обогащающийся никого не обидит затем, что неистощимое и всем общее предлежащее сокровище себе приобретает». Говоря о пользе учения, о необходимости приобретения знаний, учёный показывает, насколько образованный человек отличается в лучшую сторону от невежественного. И призывает учиться, познавать новое. «Представьте, что один человек немногие нужнейшие в жизни вещи, всегда перед ним обращающиеся, только назвать умеет, другой не токмо всего, что земля, воздух и воды рождают, не токмо всего, что искусство произвело чрез многие веки, имена, свойства и достоинства языком изъясняет, но и чувствам нашим отнюдь не подверженные понятия ясно и живо словом изображает. Один выше числа перстов своих в счете производить не умеет, другой не токмо. величину без меры познавает, не токмо на земли неприступных вещей расстояние издалека показать может, но и небесных светил ужасные отдаления, обширную огромность, быстротекущее движение и на всякое мгновение ока переменное положение определяет. Не ясно ли видите, что один почти выше смертных жребия поставлен, другой едва только от бессловесных животных разнится; один ясного познания приятным сиянием увеселяется, другой в мрачной ночи невежества едва бытие свое видит?»

Об истории риторики на Руси и в России мы будем говорить особо; здесь же отметим, что самое раннее из отечественных руководств по риторике появилось в начале XVII столетия.

Для нас особый интерес представляет определение риторики, приведенное М. В. Ломоносовым в его «Кратком руководстве к красноречию. Книге первой, в которой содержится риторика, показующая общие правила обоего красноречия, то есть оратории и поэзии, сочиненной в пользу любящих словесные науки», изданном в 1748 г. «Ломоносов написал лучшую у нас Риторику, по которой более или менее написаны все прочие», — сказал об этой книге один из крупнейших русских славистов, замечательный ритор Ф. И. Буслаев. Значение ломоносовской «Риторики» (так обычно для краткости называют «Краткое руководство к красноречию. «) как учебного пособия для многих поколений образованных людей в России (вплоть до середины XIX в.) бесспорно. Огромна и заслуга Ломоносова в развитии теории риторики на русской культурной почве. Да и самый русский язык, само русское слово были во многом плодом ломоносовского гения, гармонизировавшего стихию народной русской разговорной речи с церковно-славянской речью, «гремевшей в храмах». «Ломоносов не только не уничтожил, но утвердил отношение между двумя языками, отношение такого рода, что язык русский, единственное основание всякого письменного слога, мог и должен был пользоваться богатством языка церковно-славянского»,- писал в исследовании «Ломоносов в истории русской литературы и русского языка» (1847) известный филолог, историк, писатель и публицист К. С. Аксаков (1817-1860).

В «Кратком руководстве к красноречию. » Ломоносов дает следующее определение риторики: «Красноречие есть искусство о всякой данной материи красно говорить и тем преклонять других к своему об ней мнению. Предложенная по сему искусству материя называется речь или слово». Следовательно, по Ломоносову, риторика есть искусство убеждения. Убеждение же возможно лишь там, где существует мнение. Значит, определение Ломоносова вполне соответствует античной традиции.

В определении красноречия у Ломоносова, как мы заметили, важно понятие «мнение». Оно отражает важнейшую особенность риторики и даже фиксирует саму сущность риторического: риторика действует не в области истинного, а в области вероятного, — если ясно, где черное, а где белое, там, где истина бесспорна и очевидна, нет никакой нужды в риторике. Искусство ритора, как его понимали основоположники мастерства красноречия, блещет в области переменчивых полутонов и полутеней, из которых и необходимо сформировать для слушателя отчетливую контрастную картину — убедительно выраженное мнение.

История издания

«Устройством родного языка» Ломоносов занимался всю свою жизнь. Начав с разработки теории русского стихосложения в «Письме о правилах российского стихотворца» в 1739 году, он уже в 1743 году создал первый рукописный вариант русского учебника по риторике, который носил название «Краткое руководство к риторике».

В 1747 году учебник под названием «Краткое руководство к красноречию» был напечатан, но тираж издания пострадал во время пожара 4 декабря 1747 года. И лишь в июне следующего, 1748 года, это произведение Ломоносова было опубликовано впервые.

До Ломоносова авторами руководств и ученых пособий по красноречию, как правило, выступали представители духовенства. Печатались и преподавались руководства на старославянском или латинском языках. Ломоносов впервые отступил от этой традиции и написал руководство к красноречию на русском языке. Это была первая риторика на русском языке.

У М.В. Ломоносова, оформившего научную классификацию «словесных наук», ясно различены термины риторика и красноречие. «Риторика есть наука о всякой предложенной материи говорить и писать…» (1743), а «красноречие есть искусство о всякой данной материи красно говорить и тем других преклонять к своему об оной мнению» (1747).

Таким образом, риторика — это наука, учение, правила, а красноречие — искусство, способность, умение говорить и писать.

Составленная на основании классических авторов и западноевропейских руководств и дающая в подтверждение общих положений ряд примеров на русском языке, книга представляет большой интерес для логиков, поскольку искусство красноречия Ломоносов рассматривает, прежде всего, в связи с законами мысли, т. е. с законами и правилами логики. «Прежде, нежели покажем мы правила к изобретению доводов, — пишет он, — должно истолковать части и сложение оных из логики».

Для красноречия, по Ломоносову, необходимы, прежде всего, душевные и телесные дарования. К первым относились острый ум и память, а ко вторым — громкий голос, «долгое» дыхание, приятная внешность и осанка. Одним из важнейших требований теории красноречия является знание элементов и структуры публичной речи Ломоносов предлагает строить речь из четырех частей: вступление, пояснение, утверждение, заключение. Много внимания уделено им логической значимости аргументов, а также средствам усиления эмоциональности речи. Оратор должен влиять и на разум, и на чувства слушателей. Для этого необходимы образность речи, выразительность стиля и убежденность оратора. Чтобы разбудить чувства, нужно глубоко знать «нравы человеческие», учитывать состояние, возраст и пол слушателей.

В книге помещено множество отрывков и даже целых произведений в стихах и прозе, оригинальных и переводных. Выбор этих образцов и примеров был сделан Ломоносовым с замечательным литературным вкусом, что свидетельствует о широком образовании и громадной начитанности автора.

Ломоносов приводит много метких и полезных наблюдений, советов оратору, предвосхитив целый ряд закономерностей, которые спустя многие десятилетия будут сформулированы филологами. «Краткое руководство к красноречию» предназначалась для нужд просвещения. Оно связывало риторическую систему со стилями речи. М.В. Ломоносов ратовал за научное содержание речей, за их богатство и глубину, за то, что придает смысл «сладкоречию».

У данного произведения столько достоинств, что становится понятным восторг современников и потомков, а, также, то значение, которое оно приобрело в нашей литературе. Язык, которым была написана книга, настолько стоял выше ему современного, что и сейчас «Риторика» Ломоносова продолжает вызывать восхищение. В библиографии зафиксировано четыре издания «Риторики», датированных 1748 г., но вышедших в свет в 1765, 1776 и не ранее 1784 года.

Особенности экземпляра

На территории Архангельской области сохранилась «Риторика», изданная 6-м тиснением в 1791 г. тиражом 1212 экземпляров.


Статьи по теме