Аркадий Гайдар Сдирал Кожу

Аркадий Гайдар Сдирал Кожу.rar
Закачек 3791
Средняя скорость 2282 Kb/s

Аркадий Гайдар Сдирал Кожу

В другом селе, взяв заложников, посадил их в баню, угрожая, что расстреляет всех, если они утром не скажут, «где скрываются бандиты». И сам на утро исполнил эту угрозу: снова выстрелами в затылок. Для выслеживания неуловимого Соловьева Гайдар вербовал агентов из местного населения, расплачиваясь за информацию дефицитной мануфактурой. Местные советские руководители постоянно жаловались на Гайдара Например, в письме волостного исполкома, посланном с нарочным из села Курбатова в Ачинск, говорится: «Прибывший отряд сразу пустил в ход плети, которые, по нашим мыслям, должны существовать в области преданий… а не проявляться теперь при Советской власти».
Конец бесчинствам Гайдара пришел лишь после того, как он, несмотря на приказ начальства доставить пленных в штаб для допроса, лично расстрелял их, не желая выделять людей для конвоя. Командующий ЧОНом губернии В. Какоулин был вынужден признать: «Голиков по идеологии неуравновешенный мальчишка, совершивший, пользуясь служебным положением, целый ряд преступлений». Гайдар был вызван в Красноярск для объяснения; его исключили из партии, сняли с должности и направили на психиатрическое освидетельствование. Консилиум, нашел «истощение нервной системы в тяжелой форме на почве переутомления и бывшей контузии, с функциональным расстройством и аритмией сердечной деятельности» (из письма Гайдара сестре Наташе 17 января 1923 г.). Пройдя курсы лечения в Красноярске, Томске и Москве, Гайдар отправляется сначала в полугодовой, а затем — в бессрочный отпуск «с сохранением содержания».
В 1925 г. он написал свою первую повесть «В дни поражений и побед». Редактор посоветовал молодому автору начать мирную жизнь, и он уехал работать корреспондентом сначала в Донбасс, а потом на Урал. Гайдар работал в местных газетах; в Перми он женился на семнадцатилетней комсомолке Лие Лазаревне Соломянской, усыновив ее сына Тимура. После публикации рассказа «Р.В.С.» к Гайдару пришло признание, и семья переехала в Москву. Но в 1931 г. жена вместе с сыном ушла от него. Причиной ухода был алкоголизм писателя.
Гайдар тосковал, не мог работать и уехал в Хабаровск корреспондентом газеты «Тихоокеанская звезда». Знавший его в это время Борис Закс писал: «Мне пришлось за мою долгую жизнь иметь дело со многими алкоголиками — запойными, хроническими и прочими. Гайдар был иным, он зачастую бывал «готов» еще до первой рюмки» И еще: «Гайдар резался. Лезвием безопасной бритвы. У него отнимали одно лезвие, но стоило отвернуться, и он уже резался другим. Попросился в уборную, заперся, не отвечает. Взломали дверь, а он опять режется. Увезли в бессознательном состоянии… При этом не похоже было, что он стремился покончить с собой; он не пытался нанести себе смертельную рану».
Душевный недуг (маниакально-депрессивный психоз на фоне хронического алкоголизма) не помешал Гайдару создать произведения, поставившие его в первый ряд советских детских писателей. Но громкий успех не избавлял его от груза совершенных когда-то преступлений. «Снятся мне убитые мною в юности на войне люди», — писал он в дневнике. Постоянные запои мешали нормальной работе.
С началом новой войны Гайдар попросился на фронт. Когда в октябре 1941 г. партизаны отряда, в котором он был военным корреспондентом, напоролись на немцев, Гайдар вскочил во весь рост и крикнул своим товарищам: «Вперед! За мной!» Это была смерть, похожая на самоубийство. Другие партизаны спаслись.
Имя Гайдара очень часто носят детские учреждения: школы, библиотеки, детские дома.
________________________________

Иногда хожу совсем близко от правды, иногда — вот-вот — и веселая, простая, она готова сорваться с языка, но как будто какой-то голос резко предостерегает меня — берегись! Не говори! А то пропадешь! И сразу незаметно свернешь, закружишь, рассыплешься, и долго потом рябит у самого в глазах — эк, мол, куда ты, подлец, заехал.

Мне советуют взять так называемый государственный заказ на пьесу к 25-летию Советской власти. Такой же заказ мне предложили через Комитет по делам кинематографии. Ответа до выхода из лечебницы не дал никому. Настроение неровное».
________________________________________ __________

70 лет назад, 26 октября 1941 года, пулемётная очередь фашиста сразила Аркадия Петровича Гайдара, замечательного советского писателя, на книгах которого выросли несколько поколений мальчишек и девчонок Советского Союза. Погиб в 37 лет не просто фронтовой корреспондент «Комсомольской правды», один из тех, о ком писали «в редакцию не вернулся». И не просто писатель. Если писатель, по известному выражению, инженер человеческих душ, то Гайдар был строителем юных душ всей советской детворы. Он сам говорил: «Лучший мой читатель — 10-15 лет. Этого читателя я люблю, и мне кажется, что я понимаю его». А этот читатель, в свою очередь, отвечал ему безграничной любовью и доверием. Жадно, взахлеб проглатывал его прекрасные, увлекательные книги, — «Р.В.С.», «Школа», «Дальние страны», «Военная тайна», «Судьба барабанщика», — и тянулся за его героями. Чего стоило только родившееся после выхода в свет книги Гайдара «Тимур и его команда» и охватившее весь СССР тимуровское движение.

Выбранный А. Голиковым выразительный псевдоним Гайдар, — монгольское «всадник, скачущий впереди», — был и правдив, и точен. Аркадий Гайдар своим талантливым пером вёл мальчишек и девчонок в мир революционной романтики, мир испытаний и мужества, где главное — стать «краснозвёздной крепкой гвардией», крепко любить советскую землю и быть готовым защитить её от врагов. Никому не отдавать потом и кровью добытые свободу и счастье трудового народа.

На книгах Аркадия Гайдара выросло поколение, победившее фашизм в Великую Отечественную. Призыв писателя крепко любить и защищать свою землю обернулся Сашей Матросовым, бросившимся грудью на амбразуру немецкого пулемёта. Зоей Космодемьянской, крикнувшей палачам «Нас много, всех не перевешаете!» Героем-партизаном Лёней Голиковым, юными подпольщиками «Молодой гвардии» и ещё тысячами и тысячами. «Вставай, страна огромная!» — раздавалось набатом на просторах Советского Союза. «Вставай, комсомольское племя!» — звал своего читателя Аркадий Гайдар. И это гайдаровское комсомольское племя встало, от чего плохо пришлось подлому врагу.

Гайдар в сопровождавшую всё его творчество красной нитью мысль, — учить детей любить Родину и понимать «откуда что взялось», — вложил собственную, по его словам, «обыкновенную биографию в необыкновенное время» Действительно, очень «обыкновенно» было в 14 лет вступить в большевистскую партию и уйти в Красную Армию. В 15 лет командовать ротой на фронтах гражданской войны, а в 16 — полком. Он был и остался бойцом революции, что органически перешло в его книги и сделало их особенно убедительными, привлекло к ним горячие и честные детские сердца.

На этих книгах, учивших держать порох сухим против врагов, сформировалось не только военное, но и ряд послевоенных поколений страны Советов. Сформировалось в готовности к подвигу во имя советского народа. Вот что вызывает ненависть к Гайдару у ныне усевшихся во властные кресла наследников буржуинов из его сказки о Мальчише-Кибальчише.

Пропагандисты буржуинов выискивают «тёмные пятна» у писателя. Вот, мол, в гражданскую, когда действовал против кулацких банд, проявлял жестокость к населению, виновен в самочинных расстрелах. Зная данную, насквозь лживую публику, можно лишь заключить, что Гайдар, значит, действительно умел воевать за Советскую власть не только пером. Но главный антигайдаровский аргумент — его внук Егор, ставший одним из главных реставраторов капитализма в СССР. Дескать, дед воспевал революцию и социализм, а внук предводительствовал врагами всего советского и социалистического. Но мы сейчас говорим не о нём, запятнавшем предательством славное имя, а о советском писателе Аркадии Гайдаре, пробуждавшем своими произведениями в детях только высокое и чистое. А самое высокое из всех возможных на земле — это борьба за счастье трудового народа.

Сам Гайдар всегда демонстрировал нравственную цельность, слитость воедино литератора и бойца за свои идеалы. С первых дней войны рвался на фронт. Сказал своему другу, что любой читавший его мальчишка может подойти и спросить: «Почему ты здесь? И что я ему отвечу?» Добился отправки его военным корреспондентом «Комсомольской правды» на Юго-Западный фронт. Появились его прекрасные фронтовые очерки «У переднего края», «Мост», «Ракеты и гранаты», поднимавшие дух советского народа и веру в победу. После взятия немцами Киева он не стал уходить с каким-нибудь штабом, а остался партизанить. 26 октября 1941 г. у железнодорожной насыпи близь украинского села Леплява Каневского района Черкасской области партизанский отряд наткнулся на фашистскую засаду. Первым заметивший врагов Гайдар крикнул, спасая остальных: «В атаку за мной!» И упал прошитый пулемётной очередью в грудь. Погиб по-гайдаровски, бросившись вперёд, погиб героем.

. Книги Аркадия Петровича Гайдара всегда будут учить ребят крепко любить свою Родину и ненавидеть её врагов. Высоко нести тимуровскую звезду и свято хранить от буржуинов нерушимую Военную тайну.

СОВЕТСКАЯ ПЛОЩАДЬ

Это был 1919 год — кажется, февраль. Мне только исполнилось пятнадцать лет.

И вот командующий, который, по добродушию, именовал меня то ординарцем, то адъютантом, сказал:

— Я уезжаю на Советскую площадь. Герой, не хмурься! Я взял бы и тебя, но в машине нет бензина, и я поеду верхом.

Но я уже знал, зачем торопятся войска на площадь. И вздрогнул и попросил: «Товарищ командующий, мне горько! Разрешите и мне поехать верхом с вами?»

Он предупредил: «Смотри!»
И я помчался на конюшню выбирать лошадь потише, потому что держался в седле я еще совсем плохо.

Но все, что потише, были клячи, убогие, дохловатые.
И мне оседлали высокого лукавого коня, который, едва очутился на площади, стал храпеть, крутить мордой и толкать крупом других.

И был митинг, и с балкона Моссовета выступали лучшие коммунисты многих стран.

И всадники, зло поглядывая на меня, тихо бранились и украдкой шпыняли моего коня кто носком сапога, а кто черенком плетки.

Вдруг вся площадь замерла, и на балкон вышел Ленин. Радостный, поднялся я на стременах, но конь мой вздрогнул, захрапел, попятился.

И во время короткой речи Ленина все свои силы, все невысокое умение я истратил только на то, чтобы конь мой хоть кое-как стоял смирно и если не мне, то хотя бы людям дал послушать то, что скажет великий вождь.

Но когда Ленин окончил говорить и площадь загремела музыкой и криками, то в гневе и слезах жиганул я коня нагайкой, вылетел из строя и помчался куда глаза глядят по пустынным, занесенным сугробами улицам.

Больше я Ленина никогда не слышал и не видел. Но в этот же день люди, кто как мог, речь его мне пересказали. А я задумался, отпросился у командующего и вскоре ушел с его красноармейцами на фронт — в далекую Двенадцатую армию.


Статьи по теме